Страшная история о странных соседях

« Пожалуйста, вынеси мусор »

Семья Росленко переехала в двухкомнатную квартиру в новом доме на прошлой неделе. Папа Семен, мама Лариса и сын десяти лет – Лёвка.

 

Семен считал, что им несказанно повезло – цена была сброшена на двести тысяч (что очень немало!), и всё из-за какого-то несчастного случая. Парень в лифте умер. Подумаешь, фигня.

 

Соседка – милая бабушка Алевтина Романовна – просто божий одуванчик. Такая же седая и круглая. В Лёвке – души не чает.

 

– Ох, милый какой Львеночек у вас! – восклицала она, теребя Левку за щеки. – Такой же пухленький, как мой Коленька! Только помладше!

 

Левка хмурился и отодвигался от ласковой бабульки подальше.

 

Они взяли недельный отпуск, чтобы навести порядок в доме – небольшой косметический ремонт, новая мебель и прочая дребедень, связанная с переездом.

 

***

 

–  Папа, мама! – раздался шепот. Сема открыл глаза. Левка стоял рядом с кроватью и дергал одеяло.

 

– Лева! Что такое? – проснулась Лариса.

 

– Мне кажется, под кроватью кто-то бегает! – испуганно таращился сын.

 

Сема вздохнул. Он знал, что за этим последует, и решил сразу забежать вперед.

 

– Ладно, ложись с нами! – он подвинулся, и Левка лег между ним и женой. – Только это последний раз!

 

– Хорошо, –  прошептал Левка, прижался к матери и заснул.

 

Сема ворочался в кровати. Уснуть он не мог. Встав с постели, он взял пачку «Мальборо» и вышел на балкон. Закурил. Новый дом располагался на самой окраине города. С одной стороны – дорога в центр, с другой – выезд на трассу. Свет фонарей разливался по двору. Восемь припаркованных авто. Скоро дом заполнится новыми жильцами, и вместо парковки будет гребаный тетрис. Как было в старом дворе.

 

Ночь была безлунной и беззвездной. Во дворе хоть кошка пробежала бы. Запищал домофон, и дверь подъезда отворилась. Сема затушил сигарету (пепел он бессовестно вытряхивал с балкона и намеревался выбросить окурок туда же). Старая Алевтина зачем-то выползла в два часа ночи во двор с большой кастрюлей.

 

Семен встал за черную куртку, которая сушилась на балконной веревке. Мокрый холодный рукав задел голое плечо. Зато его с улицы видно не будет. Азарт любопытства, точнее желание пошпионить, загорелось во взрослом сорокалетнем мужчине.

 

Бабка вышла, повернулась лицом к подъезду и окинула взглядом дом. Что-то прошептав себе под нос, начала поворачиваться вокруг своей оси. Кастрюля, видимо, была нелегкой, потому что все время тянула бабку вниз. Та докружилась и пошла к подъезду.

 

Но не в сам подъезд, а в дверь рядом, что ведет в подвал. Сема подумал, что надо сказать Ларисе, чтобы больше не общалась с ней. Возможно, у нее маразм, она всякое может вытворить. С такими мыслями он пришел в спальню. Лариса обнимала Левку, а тот закинул на нее ногу и, раскрыв рот, сопел.

 

Сема улыбнулся, лег рядом и одной рукой обнял всю свою семью.

 

***

 

– Сем, я пошла в магазин! – крикнула Лариса из коридора. Сема спросонья проковылял к двери, чтобы замкнуться.

 

– Куплю молока, хлеба, Левке шоколадку… Тебе взять что-нибудь? – улыбнулась она, поднимая пакет с мусором.

 

– Сигарет если только, –  зевнул Сема. – Давай недолго!

 

Лариса отомкнула дверь. Сема проводил жену взглядом, пока она спускалась по ступенькам и скрипела мусоропроводом. Потом он кинул взгляд на наружный коврик у входной двери. Сердце замерло. Сема задержал дыхание и подождал, пока шаги жены станут тише. Он шумно выдохнул. На коврике (и как это Лариска не заметила?!) лежало мертвое обезглавленное тельце мыши.

 

***

 

Она лежала на боку, слегка придавленная, словно ее хотели поместить в какой-нибудь бутерброд. Хвост был вытянут. Лапки прижаты к брюху.

 

Сема оглянулся – не видит ли Лева. Похоже, он досматривал «Железного человека». Сема быстро схватил газету, завернул в нее мышь и решительным шагом отправился наверх, к мусорке между восьмым и девятым этажами.

 

Подойдя к мусоропроводу, он брезгливо отстранился. Пять обезглавленных мышей лежали на площадке между этажами, ровнехонько по углам нарисованной пятиконечной звезды. Пентаграмма была заключена в круг, по всему периметру которого стояли короткие потухшие свечки.

 

В центре лежало тело черного котенка. Само собой, без головы.

 

***

 

Сема выбросил в мусоропровод мышь, распинал композицию из свечей и животных и забежал в дом.

 

Замкнулся на оба замка.

 

– Папа, ты где? – донесся тревожный голос сына из комнаты.

 

– Мусор ходил выносить, –  слишком бодро ответил Сема.

 

– Ааа, ну приходи смотреть, тут самое интересное начинается! –  позвал Лева.

 

– Да, сейчас буду! – Сема решил отправиться в ванную.

 

Руки мыл всем подряд – стиральным порошком, хозяйственным мылом, обычным мылом с идиотским названием «Дуру», но с приятным запахом арбуза.

 

В дверь позвонили.

 

–  Мама пришла! – воскликнул Лева. По квартире раздался топот.

 

Замки скрипнули.

 

– Кто звонил? Вы где? – взволнованно спрашивал Лева. Сема примчался к сыну. Тот растерянно выглядывал в коридор.

 

– Это не мама, –  грустно сказал он. Сема вышел из квартиры, прошелся вдоль площадки. Пусто.

 

Спустился вниз. Пусто. Поднялся наверх. Ни следа от трупов животных или рисунка на полу. Сема плюнул на пол.

 

– Папа, там кто-то есть? – спросил Лева.

 

–  Нет, сынок, наверное, это просто ошиблись квартирой и ушли, – Сема осмотрел каждый угол площадки мусоропровода, и спустился в дом.

 

Только они уселись за компьютер, раздался звонок.

 

–  Мама! – радостно закричал Лева и метнулся к двери. Сема опередил сына. Посмотрев в глазок, он увидел бабку Алевтину Романовну.

 

Он отпер замки.

 

– Здравствуйте, Семочка! Я тут вам пирожков принесла! – сияла бабулька. Сема с тревогой вспомнил ее ночной выход и поморщился.

 

– Здрасьте! Спасибо! – коротко ответил он. Бабка сунула ему тарелку с пирожками.

 

–  А где мой любимый Львеночек? – старая наклонилась и посмотрела мимо Семена.

 

–  Он в туалете, –  с расстроенным видом сказал Сема.

 

–  Ааах! – вздохнула бабка. – Хотела его потрепать по милой щечке. Я знаю, ему это нравится.

 

–  Конечно, Алевтина Романовна! – согласился Сема, вспомнив, с каким отвращением говорил Лева о приветственных пощипываниях старухи. – У меня там молоко на плите, поэтому мне надо срочно бежать, –  он попытался придать своей улыбке дружелюбный вид, но получился оскал. – Без обид, Алевтина Романовна!

 

Сема захлопнул дверь перед лицом старухи. Пускай обижается. Контактировать с соседями – обязанность Ларисы, а не его.

 

Кстати! Где же Лариса? Прошло уже больше получаса. До ларька – рукой подать. Ну или пять минут ходьбы. Сема взял «Самсунг». Набрал жену. Телефон зазвонил из соседней комнаты.

 

–  Блин! – Сема швырнул «Самсунг» на диван. – Лева! – крикнул он. –  Я пошел за мамой, закройся!

 

Он обулся, дождался сына и вышел. На улице было ветрено, небо было затянуто  серыми тучами. По двору летела листва. Молодая мамаша сидела и качала розовую коляску, читая толстую книгу. Сема добежал до павильона.

 

–  Здравствуйте, –  поприветствовал он продавщицу. – К вам женщина лет тридцати пяти не заходила? Где-то полчаса назад. С белыми волосами, в синей куртке и черных штанах? У нее волосы были заплетены в косичку.

 

Продавщица озадаченно смотрела на него.

 

– У нее карие глаза, немного длинный нос, –  продолжал Сема, с надеждой глядя на продавщицу. Та сочувственно покачала головой:

 

–  Нет, мужчина, такой не было. Утром покупателей раз-два – и обчелся.

 

–  Ясно, –  Сема выскочил из павильона.

 

–  Лариса! – закричал он на весь двор. Девушка с коляской обернулась. Сема подошел к ней.

 

–  Девушка! Вы не видели мою жену? – он с мольбой взглянул на девчонку. – Белые волосы заплетены в косичку, синяя куртка, черные штаны. Вышла полчаса назад и не вернулась.

 

– Я уже час выгуливаю, –  молодая мамочка кивнула на коляску. – И никого не видела, –  она грустно опустила глаза. – Может, она пошла в другой магазин или поехала в супермаркет?

 

– Да нет, — Сема сокрушенно опустился на скамейку. – Ключи от машины дома. А купить хотела молока и хлеба.

 

–  Ну я никого не видела, –  покачала головой девушка.

 

Сема кивнул и побрел домой. Где жена? Он нажал кнопку домофона и вошел в подъезд. На лифте доехал до своего этажа. Дверь квартиры была отворена. Сема заскочил внутрь.

 

–  Лева! Лева! – звал он. Тишина.

 

Не разуваясь, он пошел по всем комнатам их квартиры. Полупустой зал с разложенным диваном, посреди которого лежал закрытый ноутбук. Комната сына с кроватью и сумками – тоже пустая. Кухня – все чисто, блюдо с пирожками расположилось в центре стола. Один пирожок был надкушен и брошен на пол. Сема поднял его и поморщился. Дорогая Алевтина Романовна угостила их выпечкой с потрохами.

 

Но Левы нет. И спрятаться ему негде, у них нет даже мебели.  Может, его всё-таки увела чокнутая бабка? Сема позвонил в дверь напротив.

 

–  Кто там? – настороженно спросила соседка.

 

–  Это Семен Росленко, Алевтина Романовна! Лева не у вас? – терпеливо спросил Сема.

 

–  Нету Левы, Семочка, –  замок издал противный скрежет, и дверь открылась. Бабулька стояла с какой-то розовой чалмой на голове. – А что случилось?

 

–  Да ушел куда-то, засранец, а дверь не закрыл, –  частично соврал Сема.

 

–  Понятно, –  закивала соседка. – Семочка, у меня сейчас мигрень случилась небывалая, –  она закатила глаза. – Можно тебя попросить кое о чем?

 

– О чем? – раздраженно произнес Сема.

 

–  Пожалуйста, вынеси мусор! – прокряхтела бабулька и протянула ему почти невесомый кулек. Сема автоматически его взял, точно так же, как взял двадцать минут назад блюдо с пирожками. – Только непременно выброси его в верхний мусоропровод.

 

–  Да какая разница? – Сема ненавидел себя за то, что вообще отправился к бабке и вел сейчас этот тупой разговор. У него пропала жена, потом ребенок. Оба не выходили из подъезда. Как такое может быть?!

 

–  ТСЖ требует, –  печально вздохнула бабулька. – Спасибо, Семочка, –  она захлопнула дверь перед его носом с еще большим стуком, чем он сегодня перед ней.

 

Сема стоял как идиот с пакетом мусора перед закрывшейся дверью. Ударив кулаком по стене подъезда, он пошел наверх, к мусоропроводу. Это снова было там. Безголовые мыши и котенок, пентаграмма и свечи. Все стояло ровно, свечи были зажжены. Пламя колыхалось, словно под сильным ветром, но не гасло.

 

Сема сплюнул в центр круга и потянул ручку мусоропровода на себя. Черный туннель казался бездонной дырой с резким смрадом протухшего мяса. В глубине черной трубы что-то блеснуло, будто на миллисекунду открылись чьи-то глаза, поймали отражение дневного света и быстро закрылись.

 

Сема помотал головой. Наверное, привиделось. Вдруг раздался стук. Раз, два, три. Из глубины мусорного туннеля. Кто-то стучит по трубе?  Раз, два, три. Стоп. Раз, два, три. Стоп. Издалека. Раз, два, три. Ближе. Раз, два, три, раз, два, три, раз, два, три – крохотные ножки побежали по трубе навстречу выходу.

 

Стало жутко. Сема быстро положил пакет мусора в углубление в дверце. Не успел он убрать руку, как что-то грязно-белое и холодное прикоснулось к ней. Холодная серая ладонь ухватила его за запястье и легко потянула вниз. Сема закричал и попытался вырваться. Длинная серая рука обладала недюжинной силой. Она дернула Сему, он ударился головой об угол мусоропровода и потерял сознание.

 

Вторая рука, будто щупалец, протянулась из глубин трубы и осторожно помогла первой затащить обмякшее тело Семена внутрь. Звук маленьких топочущих ножек удалялся.

 

Свечи вокруг пентаграммы разом погасли.

Автор публикации

не в сети 4 года

Саша Доценко

Комментарии: 4Публикации: 30Регистрация: 20-08-2013
    Ваша оценка ?
    +85

    Оставить комментарий

    Войти с помощью: 
    Medveditza

    клево! и сразу же захотелось вторую часть….какое-нибудь продолжение!

    antkaraev

    Бешеные бабки! Вот так и не поймёшь кто из них чем в молодости занимался, одуванчики!

    uliana1113

    Это что, получается, что бабка скормила всю семью какому-то существу в мусоропроводе? Кошмар! И нечем этой карге заняться!

    Доктор Чумы

    Интригующе, но — как-то не прослеживается причинно-следственной связи между пентаграммой, бабкой и руками из мусоропровода. Я понимаю, что недосказанность может специально использоваться в качестве художественного приёма для создания нагнетающей атмосферы, но иногда, когда подразнят и не дадут вообще никаких объяснений случившемуся, становится немного грустно)

    Aliva

    Жутко.. но как связаны дохлые мышки, пирожки,пропажа Ларисы и Левы и смерть кого то там в лифте?

    Shalka

    бессмыслица…если будет вторая часть то поясните как всё это связано- лифт, кошки, мышки, семья….

    wpDiscuz
    Запросов 181, за 0,809 секунды.
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *


    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу