Кожа. Страшная история

« Кожа. Часть 1 »

Алексей Андреевич посмотрел на часы. Почти девять. Студенты, наверное, снова толпятся возле его кабинета, смущая пациентов. А смутить пациентов в кожно-венерологическом диспансере очень даже легко. Что каждый раз с успехом доказывают студенты-медики.

 

Он накинул халат и взглянул в зеркало. Пожалуй, годы его не берут. Даже в сорок пять, даже после развода и остальных кризисов среднего возраста он выглядит если не на все сто, то на девяносто девять точно. Аспирантки на него давно заглядываются, к некоторым он даже очень благосклонен, несколько недель поощряя их своим вниманием и не только.
Закинув ключи от кабинета и «Айфон» в карман халата, Алексей Андреевич снова взглянул в зеркало. Нет, даже студентки на него смотрят. Одна даже, как раз с сегодняшней группы, сказала, что он похож на американского актера. Кажется, Роберта Дауни-младшего.

 

Выключив звук на телефоне, Алексей Андреевич спустился по лестнице. В кожвене все время толпятся люди. Некоторых постоянных посетителей женского пола Алексей Андреевич запомнил и каждый раз лукаво улыбался им при встрече.

 

Он почти пробежал по коридору, на ходу поздоровавшись с медсестрой Мариной и уборщицей Клавдией Никитичной. И точно! Вот они, студенты! Не выспавшиеся, будто гуляли всю ночь. Мятые халаты и колпаки, в руках сумки и пакеты со сменной обувью. И, конечно, громко обсуждают тему сегодняшнего занятия. Сифилис. Пациенты сидят на диванчиках с пристальным вниманием и округлившимися глазами слушают будущих докторов.

 

– Понимаешь, единственное проявление сифилиса в полости рта – это твердый шанкр, – говорила светловолосая студентка своему рыжему одногруппнику.

 

– Поэтому, если заведешь себе подружку, сначала проведи ей осмотр слизистой, а потом целуй, – вставила темненькая кучерявая девушка. Старушка, сидящая ближе всего к ним, смущенно перебирала в руках носовой платочек. Нет, пора с этим кончать.

 

– Доброе утро! – звучно поздоровался Алексей Андреевич. Недружное «Здрасьте» прошлось по группе. – Вы вообще понимаете, что такое врачебная этика, а ребята? – он отпер дверь кабинета и пропустил студентов вперед. – Быстрей заходим!

 

Они проскользнули в кабинет и быстро расселись на стульях. Алексей Андреевич зашел последним и плотно прикрыл дверь. Настало время чтения морали.

 

– Ребята, прежде чем начать занятие, я хочу вам сказать одну вещь, – он оглядел каждого и остановил взгляд на рыжем. – Понимаете, пациенты, приходя к нам, испытывают крайнюю степень неловкости. Они приходят с одной проблемой, ждут консультации врача, но тут появляетесь вы.

 

По группе прошел смешок. Он не обратил внимания.

 

– Вы при пациентах начинаете обсуждать болезни. Какого цвета пятна, какие язвы, как это чешется. Вы думаете, к чему это ведет?

 

Студенты опустили глаза. Дескать, виноватые мы, что уж там.

 

– Это ведет к усложнению нашей работы. Постановке диагноза, например. Пожилые люди иногда забывают, что их беспокоило, и придумывают себе симптомы.  Еще и вас наслушаются. Так нельзя! Вы меня поняли?

 

Те же виноватые лица. Кивают. Ну ладно.

 

– Хорошо, – Алексей Андреевич улыбнулся. – Я вам верю. У нас сегодня все? – он пробежался взглядом по ведомости. Тринадцать человек из тринадцати. – Молодцы. Разбирайте тесты, – он положил стопку заготовленных листов на край стола. – А я пойду и приведу пациента.

 

Студенты начали разбирать тесты.

 

– Только, чур, не подглядывать! – Алексей Андреевич улыбнулся и вышел. Пускай списывают.

 

Он вальяжно пошел к регистратуре, чтобы высказать почтение и пожелание доброго утра новенькой администраторше Анюте, чуду с голубыми глазами и локонами цвета пшеницы.

 

– Доброе утро, самая красивая девушка системы здравоохранения! – торжественно произнес он, отворяя дверь и входя в комнату. В кресле сидела явно не Анюта.

 

– Привет, Алексей Андреевич! – скрипящим голосом ответила Евгения Васильевна. – Правда, девушкой меня последний раз называли лет двадцать назад, но за комплимент спасибо, – ехидно прищурилась женщина.

 

– Всегда, пожалуйста, – не растерявшись, улыбнулся Алексей Андреевич. Так, нужно найти причину появления… – Евгения Васильевна, ко мне сегодня большая запись? – с важным видом поинтересовался он.

 

– Сейчас глянем, – женщина застучала пальчиками по кнопкам клавиатуры. – Вот, до четырех, на каждый час. И сейчас тоже ожидают.

 

– Как? – воскликнул Алексей Андреевич. – У меня же группа!

 

– А вот, Бог его знает, – пожала плечами Евгения Васильевна. – Запись есть, карту завели. Маслякова Юлия Сергеевна, 1961 года рождения. Вроде, темненькая такая, полненькая. Ищите.

 

Настроение испортилось. Алексей Андреевич хмуро попрощался с регистраторшей и пошел к кабинету. В холле на диванчиках расположились три женщины, примерно подходившие под описание.

 

– Юлия Сергеевна кто здесь? – громко задал вопрос Алексей Андреевич. Поднялась толстушка справа, в черно-белом платье. Он окинул ее оценивающим взглядом. – Пройдемте!

 

Женщина поспешила к нему.

 

– Маслякова Юлия Сергеевна, 1961 года рождения? – тихим голосом переспросил Алексей Андреевич.

 

– Да, это я, – закивала женщина. – А вы – доктор? Мирошников Алексей Андреевич?

 

– Да, – Алексей Андреевич жестом пригласил женщину пройти с ним. – Уважаемая Юлия Андреевна, вас что-то беспокоит?

 

– Да, – женщина шумно вздохнула. – Уже месяц мучаюсь, не знаю, чем помазать.

 

«Нашим людям лишь бы помазать» – пронеслось в голове у Алексея Андреевича. Но вслух он уточнил:

 

– Точно месяц?

 

– Ну да.

 

– Как это выглядело? – поинтересовался Алексей Андреевич.

 

– Вначале было красное пятно, потом как будто в пятне сосудики полопались…

 

Ох уж эта народная терминология!

 

– А ровно месяц назад проснулась – и вот, на тебе, язва.

 

Они подошли к кабинету. Алексей Андреевич прикидывал, как бы ему и пациентку принять, и студентов не выгонять. Привести ее на занятие, но мало ли что… Пациентка стеснительная,  а студентики вдруг что ляпнут.

 

– Где язва-то? – вдруг спросил Алексей Андреевич.

 

– На ноге, чуть повыше колена.

 

– Вот что я вам скажу, милейшая Юлия Сергеевна, – обаятельно улыбнулся Алексей Андреевич. – Мы сейчас пройдем с вами ко мне в кабинет и проведем осмотр. У вас такой превосходный показательный случай для студентов!

 

– Для студентов? – растерянно переспросила Маслякова.

 

– Так точно, – кивнул Алексей Андреевич. – Они молодцы, но, видите ли, каждый нуждается в практике. А что лучше – увидеть на картинке или вживую? Конечно, вживую!

 

– Мне будет неловко, – вдруг произнесла пациентка.

 

– Бросьте вы! – усмехнулся Алексей Андреевич. – Язва же на ноге, а не где-то еще?

 

Маслякова покачала головой.

 

– Ну и вот! – бодро продолжил он. – Ничего страшного не будет, – он нажал на ручку двери и открыл ее. – Проходите!

 

Полсекунды назад был галдеж, но, когда пациентка вошла, стало тихо.

 

– Садитесь, пожалуйста, – Алексей Андреевич показал Масляковой на стул. Та села. – Тесты написали? Сдали?

 

– Да, вот они, – девушка, видно, староста группы, подвинула листочки с ответами ближе к нему.

 

– Отлично! Итак, ребята, у нас сегодня ответственный день! Мы будем принимать первичного пациента вместе!

 

Студенты зашептались.

 

– Ну, кто будет начинать? – Алексей Андреевич с серьезным видом посмотрел на каждого. Молчание. – Или опять я сам? Ну ладно, только ваши дополнения всё равно понадобятся.

 

Алексей Андреевич снова начал задавать вопросы пациентке. Какие были жалобы, когда все началось, какие меры лечения она принимала.

 

– Прикладывала травы разные, – кротко отвечала женщина. – Алоэ, подорожник…

 

Рыжий студент, сидящий ближе всех к входной двери, хмыкнул. Маслякова зарделась.

 

– Так, что-то смешное? – строго спросил Алексей Андреевич. – Как фамилия?

 

Рыжий молча улыбался.

 

– Семашко Юрий, Алексей Андреевич, – подсказала староста.

 

– Так, дорогой мой, сейчас ты будешь помогать мне описывать локальный статус. Понятно?

 

– Понятно, – ответил Семашко.

 

– Юлия Сергеевна, можно попросить вас показать язвочку? – вежливо попросил Алексей Андреевич. Женщина покраснела еще больше.

 

– Пожалуйста, Юлия Сергеевна, – громко проговорил он.

 

Женщина подняла юбку черно-белого платья выше сапог и колен, обнажив полные ноги, одетые в алые ажурные чулки на подвязках. Черт, ну сейчас будет. Кто-то из студентов прыснул. Второй, третий. Пошла цепная реакция.

 

– Тихо! – рявкнул Алексей Андреевич.

 

Маслякова, покраснев, как собственные чулки, стянула правый ниже колена и повернула ногу. Огромная, диаметром с яйцо, язва покрывала внутреннюю поверхность бедра.  Студентики охнули.

 

– Так-так-так, – Алексей Андреевич повернулся к ним. – Кто-то может дать описание локального статуса? Или у кого-то уже готов диагноз? Может, Семашко?

 

Рыжий радостно улыбался во все желтые зубы.

 

– Конечно, Алексей Андреевич! – с готовностью встал он и торжественно произнес: – Это сифилис!

 

Все расхохотались. Семашко удивленно смотрел на них

 

– Но тема занятия же сифилис.

 

Видимо, смех, накопившийся во время случайной демонстрации красных чулок, выплеснулся наружу. Алексей Андреевич тоже не смог сдержать улыбки, но, взяв себя в руки, снова затормозил молодых:

 

– Тихо, народ, тихо!

 

– Я думал, что раз тема занятия сифилис, то и пациенты будут с сифилисом, – оправдывался Семашко.

 

Ребята рассмеялись еще пуще. Алексей Андреевич взглянул на пациентку. Та из алого томата стала белой как мел.

 

– Юлия Сергеевна, – обратился он к ней. – Извините, но…

 

– Я вам доверилась, – прошептала она. – Я вам доверилась, а вы смеетесь! – закричала она, внезапно схватив его за руку и сжав ее до боли. Студенты словно вросли в стулья. Маслякова безумно озирала всех, будто пытаясь запомнить каждое лицо. – Ну ничего, ничего… Помучаетесь… – она брезгливо отбросила его руку и начала подтягивать чулок. – Вспомните меня еще! – прошептала она, подобрала сумку и вылетела прочь из кабинета, напоследок хлопнув дверью.

 

В кабинете моментально воцарилась тишина. Алексей Андреевич понял, что произошло что-то из ряда вон выходящее.

 

– Так, я отпускаю вас пораньше, – быстро сказал Алексей Андреевич. – Только без лишних разговоров.

 

– Спасибо, – опять недружный хор голосов.

 

Алексей Андреевич вышел из кабинета на поиски пациентки. Но нигде ее не нашел.

***

День оказался не самым лучшим.  Чувство тревоги не покидало Алексея Андреевича. Утреннее происшествие всё испортило, любое дело валилось из рук. Приняв всех пациентов, Алексей Андреевич поехал поужинать в кафе, а потом домой.

 

Он скинул куртку и посмотрел на себя в зеркало. Да что эта баба может сделать? У него всё отлично – здоров как бык, денег хватает, женским вниманием не обделен. Что еще нужно? Выпив бокал красного вина, Алексей Андреевич лег в кровать и заснул глубоким сном.

***

Ночью он видел беспокойные сны. Маслякова грозила ему кулаком и кричала: «Вы помучаетесь! Помучаетесь!», потом заставляла целовать свою язву. Проснувшись, Алексей Андреевич почувствовал странный привкус во рту. Вот что значит реальные сны! Даже рецепторы языка им подчиняются! Он помчался в ванную и принялся, как сумасшедший, чистить зубы.

 

На правом запястье он обнаружил покраснение. Не бугорок как от укуса, а просто участок непонятной гиперемии – алое пятно размером с пятирублевую монету. Ну, мало ли что. Алексей Андреевич оделся и поехал на работу.

Автор публикации

не в сети 4 года

Саша Доценко

Комментарии: 4Публикации: 30Регистрация: 20-08-2013
    Ваша оценка ?
    +53

    Оставить комментарий

    Войти с помощью: 
    antkaraev

    Екатерина, по сравнению с предыдущей работой, хотя и сравнивать нельзя. Отлично, бегу к второй части)

    Bloodwish

    Мне бы тоже не понравилось, если бы меня так принимал врач!

    wpDiscuz
    Запросов 145, за 0,691 секунды.
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *


    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу