Страшная история о кладбище "Копай!"

« Копай! »

«- Копай!

— Не буду!

— Ты хочешь пять по анатомии? Копай!»

Цитата из выступления КВН

на Дне первокурсника меда

 

— Петренко! Гуляев! – Строгий голос преподавательницы раздался прямо над ними. Ваня и Саша отвлеклись от айпада и «Bad Pigges» и подняли головы.

Чернова стояла, гневно смотря на них сквозь очки.

— Пока остальные повторяют ЦНС по препаратам, пока они готовятся к экзамену, чтобы стать настоящими врачами, — ее голос повышался, ноздри яростно раздувались. – Вы сидите и играете?! – она практически сорвалась на крик.

— Простите, Марина Ивановна, — виновато потупил глаза Саша. Ваня с нагловатой полуулыбкой убирал планшет в сумку. Ботаники, изучающие пару мозгов на столе путем тыканья пинцетами в оные, с  интересом наблюдали за происходящим. Преподавательница развернулась и прошла к своему столу, взяв с него ведомость.

— Вы ничего не знаете! – Закричала она, взмахнув папкой. – Двойки и пропуски! Пропуски и двойки! Вы не сдадите этот экзамен!

— Мы готовим препарат на конкурс, — объявил Ваня. Саша озадаченно посмотрел на него. – Мы готовим самый лучший препарат, Марина Ивановна, и получим экзамен автоматом, — с улыбкой добавил он.

— Ага, сейчас! – Презрительно скрестила руки на груди Чернова. – Сначала пропуски закройте!

— Уже отрабатываем, — спокойно сказал Ваня.

— И двойки исправьте!

— Исправим, — заверил ее Ваня. Он толкнул Сашу плечом, и они пошли к столу рассматривать мозг и его составные части.

— Что ты задумал? – прошептал ему на ухо Саша. Ваня не ответил, он с важным видом надел перчатки и стал крутить мозг в руках, сравнивая его с рисунком на стене.

 

 

Они были на втором курсе стоматологического факультета, единомышленники в плане пофигизма. Ваня хотел работать в министерстве здравоохранения, а Сашу отдали в мед родители-стоматологи. Совершенно разные по характеру, они сходились на полном равнодушии к медицинским наукам.

После злополучного занятия по анатомии Саша наехал на друга.

— Ты что, какой автомат? Какой препарат? – Саша нервно взъерошил волосы. Однокурсники проходили мимо одноликой белохалатной толпой. – Чернова не забудет, а когда мы облажаемся…

— Мы не облажаемся, — хитро прищурился Ваня.

— Где ты думаешь искать препарат? – возмутился Саша. – Ты же слышал, как староста третьей группы жаловалась, что настоящий орган не достать, это хренова туча документов, разрешений…

— Документы можно подделать, — усмехнулся Ваня.

— Где тогда взять этот чертов орган?! – взорвался Саша.

— Я разве тебе не говорил? – поднял брови Ваня. – Мой дядя работает…

Саша замер, предугадывая окончание фразы.

— …на кладбище. Он гробовщик.

 

Дома Саша обдумывал предложение Вани, пытаясь набрать на гитаре мелодию, с утра крутившуюся в голове.

Конечно, он не хотел учиться в меде. Он ненавидел его. Мать и отец хотели, чтобы у него была профессия, приносящая доход. Саша хотел создавать музыку. Он поморщился, вспомнив страдальческое лицо матери после его желания играть в группе. Пережив кучу скандалов, он уступил родителям. Хоть профессия врача со всеми благородными начинаниями и вызывала уважение, но никогда не привлекала.

А свой стомфак он просто ненавидел. Стоматологи – первые торгаши в медицинских рядах. Бесплатно никогда ничего не делают. За редким исключением. Саша подумал об отце – тот был челюстно-лицевым хирургом в районной больнице. Мать же была типичным стоматологом-терапевтом. Но именно благодаря ее «платным пломбам» и «импортной анестезии» они жили с достатком выше среднего. И мама отдала его в музыкальную школу и подарила ему гитару…

Музыка всегда с ним. А мед – всего лишь на пять лет, из которых год уже прошел. Ради родителей его стоило бы закончить – с двойками, хвостами и долгами, но стоило.

Когда пальцы автоматически стали перебегать по струнам, извлекая из них утреннюю мелодию, Саша твердо решил достать препарат на кафедру анатомии.

 

Они договорились встретиться возле кладбища около девяти.

«Когда стемнеет, и народ свалит», — добавил Гуляев, когда они прощались после занятий.

Саша с беспокойством бродил по квартире, дожидаясь восьми часов. За окном начало темнеть уже в начале седьмого. Медленно падал снег, ветер кружил его крупными хлопьями. Черт возьми, они могли бы встретиться раньше! Какой идиот потащится на кладбище в сумерки?

«Только мы», — шепнул внутренний голос. Ага, и еще люди, решившие прибраться на могилках умерших близких и затянувшие с этим до ночи.

Но кто бывает на кладбище ночью? Готы?

Саша надеялся, что не повстречает их. Недаром, что ли, у Гуляева родственник гробовщик?

Саша старался не пускать в голову тревожные мысли. Кое-как протянув время, он без пяти восемь завел «девятку» и поехал в сторону кладбища.

 

Оставив машину на парковке около центрального входа, Саша набрал номер Гуляева.

«Абонент временно недоступен», — ответил монотонный голос в трубке.

— Черт!

Телефон ответил короткой двойной вибрацией в кармане. Смс-ка от Вани.

«Заходи в дом справа от входа»

Саша вышел из девятки. Ветер тут же завихрил снежинки вокруг него. Саша накинул капюшон на голову, прищурился. Справа в тени деревьев располагался маленький дом… Точнее, сторожка. Тусклый свет еле-еле горел в одиноком окне.

Закрыв машину с помощью сигналки, Саша побежал в сторону избушки.

 

Постучавшись, он открыл дверь. В тот же миг его сразил спертый запах ношенных носков, протухших щей и еще чего-то безмерно вонючего.

В квадратной комнатенке четыре на четыре метра горело три керосиновых лампы. Тусклая электрическая на проводе болталась где-то под потолком. Старый тумбообразный телевизор показывал немое кино. На столе посреди комнаты стояла кастрюля, чайник и два стакана.

На диване, видимо, развалился хозяин сторожки. Одетый в серую куртку и шапку, он сосредоточенно вглядывался в экран своего мобильного.

— Здорово! – Поприветствовал он, не отвлекаясь от телефона.

— Здрасьте, это вы – дядя Вани Гуляева? – Протянул руку Саша.

— Да, меня зовут Сергей Петрович, но можешь меня называть Петрович, — ответил на рукопожатие мужик, кинув беглый взгляд на Сашу. Глаза его были светло-серые, такие же блеклые, как серые тучи сегодня днем.

— Эээ, а где Ваня?

— Он вышел, чтобы лопаты выбрать, — равнодушно сказал Петрович. Саша замер. На мгновение он позабыл, что приехал сюда, чтобы выкопать труп.

— Понятно, — Саша начал пятиться к выходу. – Я, наверно, подожду его снару…

В дверь забарабанили с огромной силой. Саша подскочил.

— Эй, дядька, открой! У меня лопаты! – донесся приглушенный голос из-за двери.

Саша поспешно отворил дверь.

Ваня с двумя лопатами наперевес буквально ввалился в комнату. Он был в заснеженном тулупе и выглядел словно убийца из фильмов ужасов. «Техасская резня бензопилой. Siberia Version», или «Сибирское убийство лопатой».

— О, Саня, приехал! – Ухмыльнулся он. – Готов к первому шагу для автомата по анатомии? – он вручил ему одну лопату. – Ты взял рукавицы?

Саша хлопнул себя по карманам.

— Парни! – воззвал голос Петровича с дивана. – Делаем всё быстро и тихо! Желательно где-нибудь в самой дальней части кладбища, где проходимость маленькая. Вдруг оставите следы. Откопали, взяли нужный орган, закопали! Лады?

— Лады, дядь! – бодро отозвался Ваня. Он толкнул Сашу плечом, и они выбрались из душной сторожки.

Ветер поутих, и теперь хлопья снега равномерно падали на землю белым холодным пухом.

«Пусть земля будет им пухом», — вставил внутренний голос. Саша не сдержал смешок. Он брел следом за Ваней. Тот шел так, как будто уверенно вел его к какому-то определенному месту.

— Ну, Сань, что брать-то будем? – Деловито осведомился Ваня.

— Ты как за подарком в магазин пришел, — саркастически заметил Саша. Ирония всегда приходила к нему на помощь в попытке замаскировать страх. – Но я, честно, не думал об этом. Я думал о самом… Процессе.

— Если исходить из того, что на кафедре окажется более ценным, — начал рассуждать Ваня. – То это череп. Особенно для нас, стоматологов. Точней, для наших потомков.

Саша остановился.

— Череп? – Забрать у мертвеца руку или ногу… Но голову?

— Боишься? – Ваня оглянулся, бросив на друга презрительный взгляд.

— Нет, — соврал Саша.

— Ну и вот. Пробуй думать без эмоций. Ты же врач, — Ваня громко захохотал. В ночной тишине кладбища смех разнесся раскатистым эхом.

— Это другое. Это мораль, — Саша сжал лопату в руке. Идея была безумной, а поведение Вани было дебильным.

— Нельзя говорить о морали, если ты ее уже нарушаешь. Ты либо преступник, либо святой. Без полумеров.

— Заканчивай, а? Давай быстро сделаем это и забудем.

— Окей, окей! – Ваня на ходу поднял руки вверх – сдается, значит. – По ходу дела сообразим, что взять. Вдруг у трупака и так чего-то не окажется.

Саша промолчал. Фонарик телефона блуждал по надгробиям, освещая фотографии и выгравированные изображения.

Люди, старые, молодые, мужчины, женщины, дети… Сердце Саши сжалось. Даже младенцы – улыбающиеся, пухлощекие. Как это можно перенести родителям?

— Кладбище расширяется на северо-восток, — сообщил Ваня. – Мы идем на северо-запад, там заселили до окраины леса уже давно. Проходимость маленькая. Все как дядя и говорил.

— Ага.

— Там найдем какую-нибудь заброшенную могилку, — довольно продолжил Ваня.

Пронзительный крик раздался в ночи. Кричала женщина – от боли, ужаса или чего-то еще.

— Не очкуй, Петренко, это ворона. Такое бывает, — Ваня как ни в чем не бывало продолжал идти.

Саша торопливо шел за другом, прислушиваясь к каждому шороху.

Спустя пять минут Ваня торжественно объявил:

— Мы на месте!

Саша и без него понял. Прямо перед ними за углом забора кладбища простирался лес. Слева, справа и сзади были беспорядочные могилы с различной высотой памятников и оградками.

— Осталось только выбрать – кто будет главным кандидатом на пожертвование во благо медицинской науки!

Ваня подсветил на памятники.

Фотография в овальной рамке — лысоватый круглолицый мужчина в очках. «ТАРАСОВ АЛЕКСЕЙ ГРИГОРЬЕВИЧ. 1953-1994».

— Наверняка, толстый был. Тяжело будет распиливать, — прокомментировал Ваня и перевел фонарик на надгробие левее.

Здесь оказалась гравировка на камне. Молодая девушка в полный рост  балетной пачке. Лицо было тщательно высечено, вплоть до выразительных глаз, смотревших скорбным взглядом из-под длинных ресниц. «ВАСИЛОВСКАЯ ТАТЬЯНА ИВАНОВНА. 1976-1993».

— О, балерина! – оживился Ваня. – Такие обычно стройные, миниатюрные… И ноги у них брать не следует. Пальцы уродливые на ногах. У меня была как-то танцовщица… — он погрузился в воспоминания.- Но это к делу не относится. Короче, у них стремные ноги.

— Такая молодая, красивая, и смерть… — Саша зачарованно смотрел на надгробие.

— Возьмем ее на заметку, — Ваня решительно перевел свет на другие могилы.

Остальные памятники принадлежали дряхлым старикам и старухам.

— Ну что, Сань, берем балерину? – нарочито весело поинтересовался Ваня.

Саша вновь посмотрел на девушку, высеченную на граните. Она мертвая. Мертвых не стоит бояться. Бояться стоит живых.

Страх из-за отчисления грозился голосом Марины Ивановны. Саша подумал о родителях.

И воткнул лопату рядом с могилой.

— Берем!

http://doc4web.ru

 

Спустя где-то часа полтора или два лопаты почти синхронно стукнулись о крышку гроба.

— И что дальше? – Саша вопросительно посмотрел на друга. – Вытаскиваем ящик из чернозёма? – Он намеренно не хотел произносить слова «гроб». – Или берем материал прямо здесь?

— Думаю, лучше здесь. Чтобы следов не было, — Ваня ногой отгреб комья земли и посветил на крышку гроба.

Идеально ровная поверхность была пробита круглой палкой.

— Какой-то клин  вогнали, — пробормотал Ваня. – Может, крышка плохо закрывалась…

Они освободили крышку гроба от земли. Саша наклонился и вытащил палку, заостренную с одного конца.

— Чертов клин, а! – с негодованием воскликнул Ваня.

«Да, клин… Или кол?» — Подсказал внутренний голос. В голове будто прозвенел первый звоночек. Саша замер от посетившей его мысли. Вампиры, оборотни… Черт! Кого убивают осиновым колом?

Ваня лопатой поддел крышку гроба. Та поддалась на удивление легко. Саша придержал ее и аккуратно поставил на бок, оперев на земляную стену… могилы.

Скелет в истлевшем длинном белом платье — умерших незамужних девушек по традиции облачали в свадебный наряд. Саша вначале подумал, что у него нет лица, но сообразил, что тот просто лежит лицом вниз.

— Саня, Саня! – мечтательно начал Гуляев. – Посмотри, черепок-то прям так и просится!

Он без предупреждения схватил лопату и со всей силы рубанул в область шеи трупа.

Металл ударился о нижнюю часть гроба, голова (череп) слишком легко откатилась от тела, словно она и была…

Отрезана.

Второй звоночек.

— Ваня, тут что-то не так, — Саша потянул друга за рукав.

— Что? – Ваня поднял голову и любовно посмотрел в пустые глазницы черепа. – По-моему, всё идет как по маслу…

Сверху на них бросили пригоршню земли.

— Ааа! – заорал Саша. Ваня от испуга отпустил череп. Тот упал в гроб со звуком треснувшей кости.

Негромкий смех. Топот шагов. Снова полетели комья земли. Такое ощущение, что кто-то хотел их напугать… или зарыть нахер.

— Сука, я тебя найду! Я тебя урою! Шутник е*аный! – Во всю глотку закричал Ваня. Сверху разливался звонкий смех. – Подсади меня! – Приказал он Сане. Тот был выше и помог Ване выбраться, следом вылез сам.

Но рядом никого не было. Светила луна. Падал снег. Ни смеха, ни шагов.

Ваня ошалело оглядывал окрестности. Но памятники недвижимо стояли, покрытые снежным пухом.

— Ты же это слышал? – он обратился к Саше. – Слышал? И видел?

Саша кивнул.

— Это долбанные малолетки! – глаза Гуляева гневно округлились. – Я вас найду, суки! И по одному отмудохаю! Каждого! – заорал он на весь погост.

— Тише, Вань, — успокаивающе сказал Саша. – Мне кажется, не стоит ничего брать. Давай зароем могилу и пойдем. Или пофиг, приедем рано утром и зароем. Сейчас здесь жутко.

— Ты боишься, Петренко? Ссышь? – вкрадчиво спросил Ваня. – Тебя напугала чертова малышня?

— Нет, просто…

— Мы пойдем домой. Сейчас, — неожиданно согласился Ваня. – Только заберем этот гребанный череп…

Они посмотрели вниз и отпрянули.

В гробу не было черепа. Как и скелета в истлевшем свадебном платье.

 

— Где труп? – Ваня задал вопрос в никуда. – Где он?

— Я не знаю, — Саша был испуган и растерян.

— Бл*, где гребанный труп?! – Заорал Ваня. – Суки, я вас достану!

За их спинами раздался смех. Саша и Ваня резко обернулись.

Белые светящиеся тени мелькали между надгробий.

— Я вас поймаю! – кричал Ваня.

Саша почувствовал холодное прикосновение к своей шее. Он резко обернулся.

Девушка, миниатюрная, в рваном свадебном платье. Она светилась слабым белым светом. Она была прекрасной и нежной, как принцесса зимы. Она стояла в белых туфельках на снегу и гладила Сашу по щеке.

— Что, черт… — повернулся Ваня и тоже завороженно уставился на девушку.

Другою рукой она взяла его руку. Их пальцы сплелись. Она подняла голову и поцеловала Ваню в губы. Целомудренно, но нежно.

Затем повернулась к Саше. Он был выше, поэтому он поднялась в своих туфельках на цыпочки, как это делают балерины, потянулась и поцеловала его.

Поцелуй был полон холодной страсти, он одновременно существовал и был призрачным.

Девушка медленно отстранилась. Она гладила Сашу по одной щеке, а Ваню по другой. Снова поднялась на цыпочки (Саше даже показалось, что она парила над землей) и…

…одним движением ударила их головы друг об друга. Обмякшие тела упали в ее могилу. Она рассмеялась. Ее смех звонко разносился по кладбищу. Она взлетела над своей могилой и издала громкий призывной крик.

Почти из-за каждого надгробия вылетела белая тень. Целой стаей они закружили вокруг принцессы зимы, собирая землю и бросая ее в могилу.

Глухо ударились о дно лопаты.

Тени кружили и кружили над могилой, пока она не приобрела первозданный вид.

Девушка удовлетворенно кивнула. Тени распределились по своим памятникам.

А она направилась в сторону леса.

 

Автор публикации

не в сети 4 года

Саша Доценко

Комментарии: 4Публикации: 30Регистрация: 20-08-2013
    Ваша оценка ?
    +117

    Оставить комментарий

    Войти с помощью: 
    Анастасия Фарс

    Катя, если вы на долго пропадаете, чтобы писать подобное, то мы прощаем) Отличная история)

    Доктор Чумы

    А что Петрович? Не пошёл искать племянника? Не встретился потом с духами?

    Vedmochka

    Интересно, если бы им все удалось сделать, как планировали, то как бы они объясняли, где взяли череп. Уголовку бы завели, да. закрыли бы их…

    wpDiscuz
    Запросов 180, за 0,858 секунды.
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *


    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу